volynska: (velya)

Уважаемые читатели!

В журнале опубликована новая повесть Рем Первый, или Континуум .

Опубликован новый рассказ Крамольник

Рассказ Другая реальность

Рассказ Вспоминая жизнь

Рассказ Гнилое лето

Рассказ Новая жизнь

Рассказ Эдем

Рассказ Герой

Рассказ Чистый разум

Рассказ Муза

Рассказ Наша Земля

Рассказ Всепроникающий

Рассказ Знахарь

Рассказ Апрох

Рассказ А.Д.

Рассказ Невозможные дни

Рассказ Город 37

Рассказ Ящик вечности Якова Ланберга

Рассказ Доктор С.

Рассказ Пауза

Рассказ Проект «Воскрешение»

Рассказ Помни

Рассказ Личность ноль

Рассказ Помутнение

Рассказ Последний

Рассказ Дни тьмы

Рассказ Чужая судьба

Рассказ Бессонница

Рассказ Пилигрим

Рассказ Симбионты

Рассказ «Стрелок»

Рассказ «Вечный Левин»

Рассказ «Полжизни на зеро»

Небольшие отрывки из романа «Сообщество» .

Чтобы посмотреть фотоработы и экспериментальные фотографии, воспользуйтесь тегом художественная фотография

Ключи от Времени
Триптих «Ключи от Времени». Пленка, средний формат

Буду рада новым друзьям на фейсбуке

volynska: (velya)

1

2

3

4

5

День был в самом разгаре, и дождь прекратился. После темноты я щурился от света.

– Телефон! – окликнул меня консьерж. – Кстати, у вас гости.

– Кто? – удивился я, забирая свой старенький аппарат.

– Борис Львович.

– Ну конечно! – воскликнул я, словно забыл об условленной встрече, и поспешил наверх.

Борис Львович сидел на диване в гостиной.

– Здравствуйте, Серафим! Надеюсь, вы не против, что я заскочил вас проведать? Просто на звонки вы не отвечали, а вторые ключи остались у меня…

Я прислонился к стене рядом с камином:

– Приехали проверить, не тронулся ли я потихоньку? Не волнуйтесь, все у меня хорошо… Вы ведь никакой не нотариус, а, Борис Львович? Почему же вы сразу не сказали, что вам нужен смотритель маяка?

– А вы бы поверили, Серафим?

– Не знаю… Но почему вы выбрали меня? Только не говорите, что я какой-то особенный!

– Однако так и есть.

– И что же делает меня таковым? Хороший слух или бедность?

– Кровь, – сказал Борис Львович. – Кто-то из ваших предков был с другой стороны.

Дальше... )
volynska: (velya)

1

2

Мой новый дом действительно находился в центре – им оказалась одна из модных высоток, построенных лет пять или шесть назад.

«Дом для богатеньких! – мысленно присвистнул я, оказавшись в огромном вестибюле. – Черт, да тут даже пальмы растут!»

Слева от входа манекеном сидел консьерж, который сразу механически улыбнулся:

– Добрый день, Борис Львович! Здравствуйте!

Второе приветствие было адресовано мне, и я уже собирался ответить, но консьерж так неприкрыто ощупывал меня глазками, что желание быть любезным пропало.

Конечно, рваные джинсы, облипшие грязью ботинки и потертая куртка делали меня человеком второго сорта, но он тоже к первому не относился.

Борис Львович также ничего не ответил, только слабо кивнул, и мы направились к лифту.

– Что ж, осматривайте свои владения, – сказал он, когда мы поднялись наверх.

Ключ бесшумно повернулся в замке, вспыхнул свет, и я первым шагнул в квартиру.

Я часто мечтал о своем жилье, но мечты мои были скромными, поэтому пентхаус показался настоящим дворцом: двухэтажный, с огромными окнами и высокими потолками, просторный и светлый, и с удивительным видом на реку. Хотя обстановка была простая, без помпезности и лепнины, которую я опасался увидеть, – неброская мебель, деревянные полы и портрет Джими Хендрикса в студии над камином. А еще – невероятная стереосистема и несколько гитар у стены.

Дальше )
volynska: (velya)

1

Я знал, что умираю. Слышал, как шептались врачи: «Травма, несовместимая с жизнью». По их расчетам мне осталось два дня.

Хотя я не должен был этого слышать – прикованный к кровати и одурманенный лекарствами, я редко по-настоящему воспринимал действительность.

Сейчас как раз наступил момент моего притупленного бодрствования – глаза открылись и мир наполнился ритмичным пиканьем приборов.

В такие минуты я думал об ангелах смерти – врачах, которые помогают безнадежным больным отправиться в вечность. Может, мне повезет и черный ангел окажется рядом…

Какое-то время я лежал совершенно один, но затем в палату вошла медсестра и, заметив, что я в сознании, ласково проговорила:

– К вам посетитель, Женечка.

Я даже обрадовался, надеясь увидеть маму, хотя, если разобраться, ничего радостного в этой встречи быть не могло – ни для нее, ни для меня.

Однако вместо матери к кровати подошел незнакомый мужчина, среднего возраста и невыразительной внешности. Он был в темном костюме и светлой рубашке, и с толстой папкой в руках.

Читать... )
volynska: (velya)

1

2

3

4

Ноги сами вели меня домой, хотя я понимал, что возвращаться не следует. Глядя на холодные ноябрьские звезды, я внезапно смирился с грядущим. Бежать и скрываться, перечеркнув свое прошлое, как ошибку в школьном диктанте, я не хотел, не мог, как и жить с этим неожиданным даром. А ведь есть такие фантазеры, что мечтают о невозможном! Я таким мечтателем не был. Но, видимо, Судьба играет с нами в жмурки и через толстую повязку не способна различить наших истинных желаний, поэтому ее подарки достаются кому попало, только не адресату.

А ведь я хотел просто жить…

Задумавшись, я шагнул на дорогу, не обратив внимания на светофор. А может, он вообще не работал… Но какое в это время движение?

Резкий визг тормозов выдернул меня из внутреннего ступора, но отскочить я не успел. Яркий свет ужалил глаза и озарил сознание…

Боли не было, только удивление и горечь. Видимо, судьба не всегда ходит с завязанными глазами…

Читать... )
volynska: (velya)

1

2

3

Мы молча брели по ночному городу. Машин почти не было, свет в окошках давно погас, и темные дома казались мертвыми и угрюмыми.

– Поесть бы чего, – неожиданно сказал Кир. – Смотри, там «Суши-бар», круглосуточный. Зайдем?

– А там безопасно?

– Безопасно? – хмыкнул Кир. – Это слово тоже стоит забыть. Однако я голоден.

– Ладно. Но поговорить-то мы сможем?

– Конечно, – подмигнул загадочный хранитель.

В баре было пусто, если не считать небольшой компании, с задором распивающей саке. Мы уселись в глубине, подальше от огромных окон. Бодренькая официантка тотчас принесла меню.

Пока Кир выбирал, я с волнением осмотрел уютное помещение с претензией на японщину – ничего особенного, обычный общепит, только полуночный.

– Что-то будешь? – поинтересовался мой новый знакомый.

– Только не суши, – скривился я, хотя есть, если честно, хотел.

– Тебе бы выпить, – смерил меня взглядом Кир и прищурился.

И сделал заказ.

– Итак, – сказал я, наклоняясь вперед, к хранителю, – жду твоих объяснений.

– А что тут объяснять? Кто-то прознал, чем обладает Платон и начал за этим охотиться. Последствия тебе известны.

– Но чем он обладал? То есть чем теперь обладаю я?

Читать... )
volynska: (velya)

начало

2

Почти с утра мной овладела мания преследования, да такая, что я шарахался от каждого прохожего в плаще, в пальто, и даже в куртке, а в каждом долгом взгляде видел взгляд заговорщика. Других изменений не было, как и обещанного прозрения, хотя я не представлял, как именно должен прозреть.

Почему-то казалось, что окружающие знают о моей перемене, или догадываются, поэтому смотрят не так, как обычно, а с подозрением и сочувствием одновременно. Не скажу, что я вел себя подозрительно, но, возможно, они чуяли во мне какую-то тайну, след которой всегда проступает на человеке, как испарина на больном.

А еще казалось, что меня ищет полиция как свидетеля ночного убийства, и эти беспокойные мысли не давали сосредоточиться на работе.

В итоге я опять задержался и снова возвращался домой близко к полуночи.

Улицы давно опустели, было темно и тихо, но сердце саднило, и вовсе не от городской пустоты. С нехорошим предчувствием я приблизился к арке…

Меня ждали.

Я тоже ждал этой встречи, но готов к ней не был.

Читать... )
volynska: (velya)

1

Поздний вечер – время влюбленных, захмелевших гуляк и тех, кому пришлось задержаться на работе. Последнее случалось часто, поэтому я привык возвращаться домой по опустевшим улицам, слушая вместо музыки в плеере тихий напев городской колыбельной.

Внезапно из подворотни послышались хрипы и стоны, и вдобавок глухие удары. Я застыл, прикидывая, что там происходит, но тут и прикидывать было нечего: драка. И как раз на моем пути.

Я потихоньку подкрался и заглянул под арку: двое парней колотили бомжа. Причем парни здоровенные, да еще в кожаных плащах...

И тут меня заметили. Я испугался и, наверное, поэтому не побежал, а приклеился к месту и начал орать. И надо же – крик их спугнул.

Я шагнул в подворотню. Дело обстояло хуже, чем показалось издалека: несчастный старик лежал на спине и кашлял кровью. И, похоже, бомжем он не был.

– Подойди, – прохрипел незнакомец вместо «помоги».

– Потерпите. Я сейчас вызову скорую помощь и полицию.

– Не надо, – сказал старик. – Я умираю. Подойди!

Я склонился над ним, понимая, что вот-вот услышу его последнюю волю.

Но он протянул крепко сжатый кулак:

– Возьми.

Я подставил ладонь, и на нее упала монета.


Читать... )
volynska: (velya)

продолжение

начало здесь


Темнело быстро, а луны еще не встали. Я устроился возле окошка, свет не включал, поэтому и жалюзи не закрыл. Поезд поехал быстрее.

Наконец над горизонтом появилось свечение. Луны всходили медленно: вначале одна – желтая с ржавыми пятнами, затем вторая – красная и большая. Степь стала рыжей, а тени запеклись фиолетовой кровью.

Поначалу было спокойно. Ночные светила поднимались все выше и выше, а я, уткнувшись в унылую степь, вспоминал родные Грогары: до чего же волшебно искрится на неприступных вершинах снег, как чудесно блестят освещенные лунами реки…

Хотя и здесь, в степи, есть небольшие холмы – курганы – могилы древних царей…

Потом вместо цикады застрекотал пулемет: спокойной ночи не будет.

Читать... )
volynska: (velya)

начало

На Востоке я оказался впервые – приехал с инспекцией. Солнце здесь жаркое, а люди – коренастые, с грязными, натруженными руками. Улицы тоже грязные, а еще везде черная угольная пыль.

Проинспектировали быстро, составили новый график поставок – в общем, все прошло хорошо, и тут, в вечер перед отъездом, нам закатили банкет.

Пришлось угоститься. Полночи не знал, на каком я свете. В итоге проспал и опоздал на поезд.

Побежал к начальнику станции. Тот посмотрел на меня с сочувствием и первым делом предложил похмелиться. Разумеется, я отказался.

– Это вы зря, – заметил начальник. – Ну, как знаете. Бронепоезд ваш ушел два часа назад, так что вы его не догоните. Однако через час отправляется состав, с вашим угольком, между прочим…

– Товарняк? – нахмурился я.

Хотя глупо желать комфорта в моей ситуации!

– Ну, следующий поезд на Запад будет аж в субботу, – сообщил начальник, сверившись с расписанием.

Нет, три дня я здесь просто не выдержу:

– Хорошо. Товарняк так товарняк! Дайте мне сопроводительный документ или что там полагается.

– Какие документы? Я вас лично устрою, – любезно предложил начальник.

Читать... )
volynska: (velya)

Глава 18, фрагмент

Свет неожиданно замигал и погас. На темных стенах проступили пылающие знаки – пентаграммы и прочие завитушки, значения которых Дима не знал, а потом из стен полезли жуткие монстры.

Темные силуэты, подсвеченные пламенеющими письменами, стремительно наступали, рычание нарастало, и множество красных глаз причудливой хэллоуинской гирляндой украсило коридор.

– Огонь! – скомандовал Серый.

Дима понял его буквально и выхватил огнемет. Жаркое пламя впилось в мерзкую плоть, и ближайшие твари оглушительно взвыли. Вслед за огнем понеслись автоматные пули, и первая атака врага захлебнулась.

– Это еще не все, – сквозь зубы процедил Дима, меняя в огнемете баллон.

Read more... )
volynska: (velya)

Начало двадцатой главы

Бывают дивные осенние вечера, когда город густо укрывает туман, пряча дома и деревья, машины и торопливых прохожих. Остаются только огни – фары, фонари, светофоры, и именно они раскрашивают бесцветную мглу во всевозможные тона и оттенки. Поэтому городской туман никогда не бывает серым, разве что ранним утром в самый пасмурный день. Но даже он позволяет видеть смутные очертания, чувствовать запахи и слышать окружающий мир.

Туман, наполняющий Сеть, был совершенно иным: беззвучным, застывшим, безликим. Из него не проступали дома, его не протыкали ветви, не рассекали провода и не подсвечивали светофоры, и потому он казался неимоверно густым.

Дима сразу же почувствовал себя муравьем, завернутым в пушистую, мягкую вату, – ходов был множество, во всевозможные стороны, но понять, куда двигаться, никак не получалось. Он с ужасом представил, как будет ходить кругами (конечно, если сможет передвигаться), но выхода так и не найдет.

Read more... )
volynska: (velya)

Начало девятой главы

Воздух был холодный и свежий. Пронзительно пахло весной. Рассеянный пасмурный свет мягко ложился на тонкие, в черные крапинки, корявые стволики берез. Под ногами хрустнула полупрозрачная снежная корочка, из-под нее заструилась вода, а где-то вдалеке заливисто закричали птицы. Сонный лес уверенно сбрасывал зимнюю дрему, верткие ручейки буравили наст, а на опушке снега уже не было, и из черной земли пробивались первые нежные росточки.

Лес показался знакомым. Дмитрий был уверен, что видел его прежде, но во сне или наяву – вспомнить не мог. Словно нечеткие и давние воспоминания были кем-то заботливо завернуты в непрозрачную пленку, и заглянуть вовнутрь никак не получалось.

Похожие сновидения бывали и раньше: Дима часто посещал города, перевалы или побережье с удивительной и чудесной природой, и каждый раз ему казалось, что места эти не только знакомы, но и очень ему дороги.


Read more... )
volynska: (velya)

Фрагмент из шестой главы

Переход в новый мир оказался внезапным и резким. Яркие цвета и сочные запахи наполнили пространство, и радугой мыльных пузырей заиграла роса.

Дима, как и в самом начале, лежал на земле. Только в этот раз земля была свежая, ласково нагретая солнцем, а вокруг мощными зелеными стволами возвышалась трава.

Дивясь необычной траве, Дима попробовал встать, но движения были неловкими, словно руки и ноги обмотали невидимой пленкой. Ставшее монолитным тело сжималось подобно пружине, и все, что удавалось – медленно ползти вперед, слегка разрыхляя мягкую почву. В конце концов Дима кое-как приспособился и движения заметно ускорились.

Поначалу случившееся превращение казалось чем-то чудесным, но затем Дима забеспокоился и, изловчившись, изогнулся так, чтобы стали видны ноги. Но вместо ног, он рассмотрел ярко-синий, отдающий изумрудной зеленью, гусеничный хвост.

«Неужели я – гусеница? – до предела изумился Дима, изгибаясь все больше и больше. – Огромная синяя гусеница?»

И с усилием подняв голову, подозрительно посмотрел в далекое, пронзительно-голубое небо. Птиц не было, и Дима вздохнул с облегчением.

«Способная девочка!» – подумал он и улыбнулся так, как может улыбаться гусеница.

Высокая трава тревожно зашумела, и Дима увидел над собой большую яркую бабочку. Она изящно опустилась на тонкий край травинки и несколько раз помахала желто-красными крыльями. С травы соскользнула росинка и плюхнулась прямо перед Диминым носом, взорвавшись миллионом крошечных брызг.

Read more... )

volynska: (velya)

Еще один отрывок из романа «Сообщество». (Глава восьмая, фрагмент).

Осень окончательно вступила в права, затянув небо сизыми облаками, сырость мигом забралась под тонкую куртку, под ногами захлюпали лужицы, а когда Дима подходил к дому, снова начался дождь.

Закрывая тяжелую подъездную дверь, Дима с предвкушением подумал, что вот-вот окажется под теплым душем или в теплой ванне, но неожиданно налетел на препятствие в виде сидящего на ступеньках соседа Ивана, полностью перегородившего проход.

Вначале показалось, что тот напился и уснул в самом неподходящем месте, и Дима даже хотел аккуратненько перелезть через задремавшее тело, но поседевшая голова внезапно вздрогнула, и задумчивые, карие в звездочки глаза непривычно трезво посмотрели на торопящегося дизайнера.

– Дима? – прозвучал негромкий, но четкий голос соседа.

– Добрый вечер! – вежливо поздоровался молодой человек. – Можно пройти?

– Вначале ответь на вопрос, – потребовал дядя Ваня. – Ты веришь, что они существуют?

– Кто? – нахмурился Дима, опасаясь, что разговор может затянуться.

– П…п…п… – споткнувшись об непослушное слово, зашлепал губами сосед.

– Пигмеи? Почтальоны? Политики? – с нескрываемой иронией взялся перечислять Дима.

– Пришельцы! – наконец выговорил сосед.

– А вы сами как думаете? – вместо ответа растерянно произнес Дима.

– Я? Ну, агент Малдер утверждает, что существуют, а Татьяна Степановна, которая в гастрономе работает, что нет, а я – алкоголик. Кому верить, Дима, кому?

Read more... )

volynska: (velya)

Небольшой отрывок из романа «Сообщество». (Начало седьмой главы)

Когда желания не стыкуются с реальностью, нужно менять либо желания, либо саму реальность. Но капризный мир редко прогибается так, как необходимо, поэтому большинство вынуждено согласовывать свои нескромные желания с непреклонной действительностью, а иногда и вовсе от них отказываться. Дима никогда не желал невозможного, а все порывы его юной и скромной натуры неизменно подчинялись черствому житейскому прагматизму. Никто и никогда не мог упрекнуть его в том, что он живет неправильно и совершает необдуманные поступки.

Но теперь все изменилось, и, проснувшись воскресным утром, Дима посчитал неправильной всю свою прежнюю жизнь вплоть до вчерашнего вечера. Да и жизнь казалась совсем не его, а как будто прожитая за него другими людьми: родственниками, друзьями, знакомыми. Нужно было хорошо учиться, потому что так требовал строгий отец, и Дима прилежно делал уроки, когда соседские ребятишки с азартом играли в футбол. Нужно было получать высшее образование, и Дима послушно поступил в институт. Нужно было искать работу, и он устроился делать рекламу. Вся его жизнь состояла из множества «нужно», как и жизнь многих других людей, и это коварное слово перечеркивало нерешительное «хочу». Маленькие «хочу» постоянно откладывались на потом, словно жизнь была бесконечно долгой и нужно было просто дождаться того удивительного момента, когда наступит наконец возможность вытащить их на свет.

И все же Дима не впал в отчаянье и не посчитал себя последним неудачником, а обрадовался, что внезапно прозрел и глаза его, пусть с опозданием в четверть века, широко открылись. А ведь многие так и живут с закрытыми глазами, наивно полагая, что отчетливо видят мир, а на самом деле все это время смотрят в лицо своему страху. Страху быть самим собой, страху совершить поступок или сделать крошечный шаг навстречу своей мечте.

Read more... )
volynska: (velya)

Эта забавная и немного фантастическая история случилась со мной семь лет назад. Я только получила диплом и решила работать дизайнером. Так вот, на одном собеседовании, внимательно изучив мое портфолио (в двух таких красивых и толстых папочках), директор задал мне очень простой вопрос:

– Скажите, что именно Вы ожидаете от работы?

– Творческого роста, – не задумываясь ответила я. – И самого творчества, разумеется. Работа должна увлекать и вдохновлять…

И еще несколько длинных фраз в таком вот ключе.

– Да вы космонавт! – выслушав мою тираду, усмехнулся директор.

– В смысле? – нахмурилась я.

– В том, что вы мечтаете о небе и звездах, а нам нужно просто клепать рекламу.

Однако возвращаться с орбиты я не собиралась и, вежливо попрощавшись с директором рекламного агентства, пообещала своему внутреннему космонавту, что никогда его не предам.

Эта история получила неожиданное продолжение – в тот же день мне подарили маленького металлического космонавта (по всей видимости, от брелка для ключей), сделанного в шестидесятых. Совпадение или кто-то услышал мой внезапный зарок?

С тех пор этот маленький космонавт стоит на моем рабочем столе…

Profile

volynska: (Default)
Вероника Волынская

December 2016

S M T W T F S
    123
4 56 78910
11121314151617
181920 21222324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 12:39 pm
Powered by Dreamwidth Studios