volynska: (velya)

Уважаемые читатели!

В журнале опубликована новая повесть Рем Первый, или Континуум .

Опубликован новый рассказ Крамольник

Рассказ Другая реальность

Рассказ Вспоминая жизнь

Рассказ Гнилое лето

Рассказ Новая жизнь

Рассказ Эдем

Рассказ Герой

Рассказ Чистый разум

Рассказ Муза

Рассказ Наша Земля

Рассказ Всепроникающий

Рассказ Знахарь

Рассказ Апрох

Рассказ А.Д.

Рассказ Невозможные дни

Рассказ Город 37

Рассказ Ящик вечности Якова Ланберга

Рассказ Доктор С.

Рассказ Пауза

Рассказ Проект «Воскрешение»

Рассказ Помни

Рассказ Личность ноль

Рассказ Помутнение

Рассказ Последний

Рассказ Дни тьмы

Рассказ Чужая судьба

Рассказ Бессонница

Рассказ Пилигрим

Рассказ Симбионты

Рассказ «Стрелок»

Рассказ «Вечный Левин»

Рассказ «Полжизни на зеро»

Небольшие отрывки из романа «Сообщество» .

Чтобы посмотреть фотоработы и экспериментальные фотографии, воспользуйтесь тегом художественная фотография

Ключи от Времени
Триптих «Ключи от Времени». Пленка, средний формат

Буду рада новым друзьям на фейсбуке

volynska: (a)

Мой рассказ «Memento mori» опубликован в декабрьском номере DARKER. Тема номера – ужасы будущего.

В мире молодых и бессмертных нет места для стариков – они доживают свой век в унижении и страхе, а тех, кто осмелится выйти на улицу, безжалостно убивают. Эйджист Арес является стражем нового общества, но всё меняется, когда он вдруг начинает стареть…

Читать…

Буду рада, если поделитесь ссылкой на рассказ в соцсетях.

volynska: (a)

1

2

3

4

Я ходил десять лет. Сквозь дождь и снег, под палящим солнцем и угрюмым пасмурным небом. Кожа моя загрубела, а волосы заискрились сединой.

Я срывал ошейник и выступал на улицах и площадях. Я сидел в изоляторе – маленькой белой комнате, где не было ничего, кроме чёрной точки на стене, глядя на которую, я медитировал. Порой моё заключение длилось месяцы. Тогда я писал в уме свою книгу, страницу за страницей, и каждый раз тщательно повторял сочинённое. Я называл её «Моя борьба», хотя это название было прежде скомпрометировано.


Читать... )
volynska: (a)

1

2

3

Поначалу я опасался, что моё приключение завершится арестом и изоляцией, если не сразу, то в ближайшие дни. Однако ничего такого не случилось, мне даже не изменили маршрут – система не знала, что я отлучался. Что до выступления – я сильно злился в первую очередь на себя, нежели на зрителей, потому что не сумел до них достучаться. Вскорости моя злость сменилась отчаянием, ибо я осознал, что никогда до них не достучусь, даже если выверну себя наизнанку, ткнув им под нос простыню своей несуществующей души.


Читать... )
volynska: (a)

1

2

День был мокрый и долгий, казалось, ему не будет конца. Щёки горели, ноги гудели, зато в голове было светло. Роман был отчасти прав, когда заявил, что моя крамола наживная – за три с половиной года я прочитал немало, и моё вольнодумство подкрепилось знаниями. О, они ещё пожалеют, что отрядили меня в крамольники!

Ближе к вечеру мой маршрут проходил по промышленной зоне – здесь были всякие цеха, мастерские, склады; разгружали и отгружали товары: везде суетились рабочие. На меня внимания не обращали, привыкли за месяц, видать.


Читать... )
volynska: (a)

1

Изо рта шёл пар, под ногами хлюпала грязь. Утро хмурилось, обещая непогоду. Так было и вчера, и неделю назад – в межсезонье все дни одинаковые.

На лицо упали первые капли дождя, я натянул капюшон и уткнулся взглядом в асфальт, – зонт мне не полагается, но хоть так, хотя всё равно промокну до нитки!

Ничего, дойду до угла, потом налево. Там будет ещё одна улица, и ещё, и ещё… Хорошо, что прохожих пока немного.

Я с завистью смотрел на редких пока утренних пташек, что спешили в свои тёплые офисы и шарахались, ясное дело, едва заслышав звон колокольчика – мой опознавательный звук, сигнал для окружающих, что идёт крамольник.


Читать... )
volynska: (velya)

Мой рассказ «Лакримариум» опубликован в июньском номере DARKER. Очень даже рекомендую.

volynska: (velya)

Мой тридцать первый рассказ в жж.

Читать? )
volynska: (velya)

– У вас только пять процентов на успешную линьку, – внимательно изучив все тесты и анализы, вынес вердикт симпатичный доктор Альб. – Так что я крайне не рекомендую линять. Не только как ваш терапевт, но и как друг, дорогая Ирга.

Он замолчал, ожидая ответ, и возникшая пауза грозила неприятно затянуться. Альб моргнул, тем самым как бы торопя пациентку, но вновь открывать рот не спешил.

Ирганна вгляделась в экран, и ей показалось, что голубые глаза Альба совсем потускнели.

«Пять процентов – это ничто», – бесцветно подумала она.

Читать... )
volynska: (velya)

Рассказ был написан прошлым летом.

Всё началось ещё в январе, но мы-то об этом не знали. Никто ничего не знал. Зима выдалась на удивление мягкой, почти без снега и совсем без морозов, а весна наступила в солнечном феврале, и очень скоро сады взорвались бело-розовым цветом. Конечно, все обрадовались раннему теплу, дурманящему пышному цветению и стали ожидать знойное лето.

В апреле мне исполнилось шестнадцать. Погода стояла чудесная, хотя до настоящей жары дело ещё не дошло. Тем не менее мы с друзьями выбрались в лес, на пикник у озера, и этот день рождения врезался в память сияющей летней картинкой. Мой товарищ, Ромка, даже купаться пытался, да водица ещё не прогрелась.

А ведь я прекрасно помнил другие вёсны, когда мальчишкой гулял в хмуром апрельском лесу, где старые сосны только пробуждались от зимней дрёмы, а в оврагах лежал глубокий, но рыхлый снег. Помнил вечно озябшие руки, и как мама наливала мне из термоса горячий, пахнущий корковой пробкой чай. Это же надо, чтобы климат так изменился!

Читать... )
volynska: (velya)

Рассказ публиковался в журнале «Космопорт».


Вы когда-нибудь воображали, что лишились руки или ноги? Что их внезапно отрубило или отрезало, или раздавило неподъемной плитой? Возможно, вам даже удавалось представить боль – адскую боль, которая мгновенно парализует разум. От этих ужасных мыслей внутренности моментально немеют и в голове становится щекотно. Я знаю, потому что представлял, и не раз. И очень, очень боялся, что такое случится в реальности. Хотя на моей работе подобный травматизм был исключён – ну что могло стрястись с ассистентом хирурга? Поэтому я винил в своём неврозе войну и бесконечные ампутации, которые приходилось делать.

Работали мы под землёй, в специальном медицинском бункере, так что ужасы, происходящие наверху, нас не касались – были свои; вдобавок нас донимала бессонница. Война длилась четвёртый год…

Читать… )
volynska: (velya)

1

2

3

4

Когда Ваня очнулся, дышать было больно, и он совсем не мог пошевелиться. Лицо упиралось в чьи-то ноги, руки касались чьих-то тел. Пахло смертью.

Обезумев от ужаса, Ваня начал пробиваться наружу, но жуткое плавание требовало колоссальных усилий. И всё-таки он так крепко цеплялся за жизнь, что вскоре выплыл из адского моря трупов.

Наверху было непривычно светло – пока Иван отлёживался в яме, ад ликвидировали вместе с его обитателями, и теперь над колодцем серело настоящее небо.

Кричать Ваня не мог, и по щекам текли беззвучные слёзы.

Потом он бросился прочь, к стене, и увидел, что она состоит из гибких экранов. А камней тут было полно…

Дальше... )
volynska: (velya)

1

2

3

В аду было очень темно, поэтому везде горели костры. Когда наступало утро, угольное небо приобретало жуткий краплачный оттенок. Несмотря на холмы, всё пространство виделось плоским и бесконечно огромным; Ване казалось, что с любого места видно одинаково далеко – до самого горизонта, и вместе с тем пространство выворачивалось так, будто он постоянно находился в своей личной яме.

Он действительно жил в яме, но не один – вместе с ним проживало ещё пятнадцать несчастных. Каждое утро приходил бригадир (он жил отдельно), и они направлялись в шахту. Добытый уголь свозили на склад.

Ваня видел другие бригады: со всех сторон копошились люди. Все были одинаковые, грязные и угрюмые. Женщины жили в отдельных ямах, заговаривать с ними возбранялось.

В яме воняло. Кормили раз в день чем-то, похожим на дёготь. Воды было мало, поэтому постоянно хотелось пить.

Мужики говорить не любили. Каждый молча оплакивал то, что потерял.

Дальше... )
volynska: (velya)

1

2

При жизни Ваня отдыхать не любил, потому что был трудоголиком. То есть любил, но только первые три дня, потом ему становилось скучно и начинали чесаться руки. Здесь же заняться было нечем – ни компьютера, ни книг, даже блокнота с карандашом не нашлось, поэтому райское блаженство очень скоро стало тяготить.

Он принялся подолгу гулять, каждый раз забредая всё дальше и дальше, хотя никто его прогулок не одобрял.

– Ну зачем? – изумлялся Трофим. – Что ты ищешь?

– Других, – отвечал Иван.

– А мы, значит, тебе не подходим?

– Не обижайся, просто мне нужно себя чем-то занять.

– Ладно, ищи.

Но найти оказалось непросто: прекрасный сад был отгорожен от прочего рая – по периметру располагались высокие дюны, на которые совершенно невозможно было взобраться – Ваня неизменно скатывался вниз, вздымая волны белоснежного песка. Поэтому он решил, что Рай состоит из секторов, и если в какой угодил, то там тебе и быть – в другой перебраться нельзя.

Дальше... )
volynska: (velya)

1

В жизни снова наступила чёрная полоса: ничего не ладилось, не клеилось, всё валилось из рук и на работе был полный цейтнот. Воротившись домой злой как чёрт, Ваня решил лечь костьми, но доделать проект, неважно сколько это потребует кофе и сигарет. Да вот беда: только он засел за компьютер, как страшно заболела голова, закрутили мышцы и желудок стал готовиться к бунту. В общем, то ли он отравился в столовой, то ли подхватил сезонный грипп, но с каждой минутой становилось всё хуже.

Ваня напился лекарств, но внезапная хворь не отступала, и к полуночи пришлось перебраться в койку. Впереди замаячило увольнение, которым так долго грозился шеф – а теперь уже точно, наверняка. И Ваня, как лошадка, снова пойдёт по кругу: два-три месяца будет искать работу, потом вкалывать весь испытательный срок, довольствуясь половиной оклада… Если вообще найдёт, потому что кризис, кризис. Нет, это не жизнь, а блуждание по кругам ада!

Читать... )
volynska: (velya)

Начало

– Что?! – остолбенел я.

– Да, проиграть. Но моё поражение должно выглядеть убедительно: я как-никак лучший воин-веллан. Так что сдамся не сразу, а ближе к концу. И тебе это на руку. Как думаешь, мы сможем договориться?

– Ты серьёзно?

– Серьёзнее некуда.

– Допустим, я поверю. Но ты понимаешь, что мне придётся тебя убить?

– Понимаю.

Интересный у нас получается разговор…

– Значит, ты собираешься пожертвовать собой? Почему?

– Потому что всё это неправильно. Вот уже много столетий, как мы захватываем миры и преобразовываем их согласно нашим представлениям. Но разве так можно? Почему другие цивилизации не могут жить так, как хотят? Как заслуживают? Кто мы такие, чтобы решать за них, как нужно жить?

Читать... )
volynska: (velya)

Героями рождаются и становятся. Это так. Я был рождён, чтобы стать героем и исполнить своё предназначение, как и множество других парней, которых отобрала Специальная комиссия. То есть я родился героем, но чтобы развить и воспитать необходимые качества понадобились годы подготовки.

Я начал обучение в пять лет. Мы изучали боевые искусства и довели до совершенства владение оружием и собственным телом, однако основное было не в физической подготовке, а в подготовке духа. Нас учили принимать решения не колеблясь и почти мгновенно, учили выбирать, чем пожертвовать ради достижения цели. Но самое главное – нас готовили пожертвовать собой во благо всех землян. Наверное, поэтому нам давали имена знаменитых героев прошлого.

Обычно так и получалось – герой жертвовал собой. Никто никогда не жалел молодых парней, которые уходили под звуки гимна: их ожидала вечность и слава. И каждый в строю знал, что завтра жребий может пасть на него.

Когда меня позвал председатель, я понял, что этот день настал и для меня.

Читать... )
volynska: (velya)

– У каждого есть воспоминания, от которых хочется избавиться, – со знанием дела сказал консультант. – В большинстве случаев они тревожащие и гнетущие, их можно сравнить с камнями, привязанными к шее, только тянут они не на дно, а в прошлое, и заставляют рефлексировать без конца. Такие воспоминания обременяют, рождают отвратительное чувство вины, а ещё – сожаление, и отравляют наше настоящее. Вполне естественно, что подобный груз хочется сбросить. В былые времена люди искали облегчения у священника, выговаривались, каялись и получали напутствие, отпущение, позволение, так сказать, забыть о своих проблемах и жить дальше. Затем появились психологи, которые помогали справляться с прошлым, уничтожая ментальные камни и якоря, иногда очень успешно, хотя само прошлое при этом никуда не девалось и могло настигнуть человека в любой момент. Настигнуть и раздавить. Теперь всё изменилось – наша компания гарантирует полное избавление от тягостных воспоминаний: Корректор сотрёт их раз и навсегда, и вы сможете двигаться дальше. Процедура безопасная и безболезненная, но дорогостоящая.

– Деньги не проблема, – ответил я.

– Чудесно! – улыбнулся консультант.

– Я должен сказать, от чего желаю избавиться?

– Нет! Что вы, нет! Эта информация конфиденциальна: когда вас подключат к Корректору, вы укажете, что желаете позабыть, а после процедуры файл запроса будет удалён вместе с изъятыми воспоминаниями. Однако вы должны понимать, что конфиденциальность не распространяется на нарушителей закона. Если Корректор выявит преступление, воспоминание не удалят – такие файлы автоматически передаются полиции.

– Это понятно, – согласился я. – Давайте контракт.

Читать... )
volynska: (velya)

1

2

Самыми трудными выдались первые дни. Антону прописали таблетки, кроме того, Сергей Павлович нанял сиделку – крупного и крепкого медбрата, чтобы присматривал за сынком. Когда кризис прошёл, Антон стал выходить из квартиры, гулять в парке, разумеется, не один.

Хотя ему было всё равно, потому что мир перестал быть прежним: листва не была зелёной, а небо – голубым, даже солнечные лучи – и те казались Антону невыразимо тусклыми, но это из-за того, что внутри стояла жгучая тьма.

Порой казалось, что тело источает её, и тьма клубится вокруг, создавая почти непроницаемый кокон, через который миру пробиться не суждено.

Дальше... )
volynska: (velya)

Начало

Очнулся он уже утром, когда за окошком совсем рассвело. Воды в ванне не было: пробка прилегала неплотно и она потихонечку утекла. Жуткий холод сковал всё тело, так, что Антон почти не чувствовал жизни.

Кое-как он дотянулся до крана, окоченевшими пальцами тронул ручку, и горячая вода разогнала по жилам кровь.

Когда Антон согрелся, случившееся накануне представилось ему фантастическим сном. И всё же он увидел в нём некий знак и даже услышал голос судьбы, хотя раньше в такое не верил. Может, ему действительно предначертано стать великим творцом? И в сердце Антона проклюнулись семена надежды.

Дальше... )

Profile

volynska: (Default)
Вероника Волынская

December 2016

S M T W T F S
    123
4 56 78910
11121314151617
181920 21222324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 12:39 pm
Powered by Dreamwidth Studios