volynska: (vero)

Думаю, вам интересно будет узнать, что первое в мире научно-фантастическое произведение принадлежит перу немецкого астронома и математика Иоганна Кеплера (1571 – 1630). Сочинение «Сон, или Лунная астрономия» было написано Кеплером в 1608 году (то есть раньше «Человека на Луне» английского священника Фрэнсиса Годвина, созданного, как теперь принято считать, в конце двадцатых годов XVII века). В оригинале сочинение Кеплера называется «Somnium» и написано на латыни. В нём повествуется о путешествии на Луну, её обитателях и Лунной географии. Кроме всего прочего, в «Лунной астрономии» отстаивается гелиоцентрическая система мира. При жизни автора сочинение не издавалось.

Титульная страница сочинения «Somnium» Иоганна Кеплера, изданного в 1634 году.
Титульная страница сочинения «Somnium» Иоганна Кеплера, изданного в 1634 году.

Читать... )
volynska: (vero)

Вот таким увидел небо над Парижем 2000 года французский иллюстратор и писатель-фантаст Альбер Робида (1848 – 1926). И пусть его не вспоминают столь часто как Жюля Верна или Герберта Уэллса, он был настоящим провидцем. Робида предсказал появление современной военной техники (танки, линкоры, авиацию), химическое и бактериологическое оружие, ядерное оружие, техногенные катастрофы, противогаз, социальные изменения, строительство небоскребов, видеотелефоны, домофоны, видеодиски, телевидение, реалити-шоу, системы видеонаблюдения и даже гипсокартон. Кроме того, Робида считается предтечей стимпанка.

robida

Альбер Робида. Выход из Парижской оперы в 2000 году. Литография, раскрашенная вручную, 1882 год.

volynska: (velya)

продолжение

начало здесь


Темнело быстро, а луны еще не встали. Я устроился возле окошка, свет не включал, поэтому и жалюзи не закрыл. Поезд поехал быстрее.

Наконец над горизонтом появилось свечение. Луны всходили медленно: вначале одна – желтая с ржавыми пятнами, затем вторая – красная и большая. Степь стала рыжей, а тени запеклись фиолетовой кровью.

Поначалу было спокойно. Ночные светила поднимались все выше и выше, а я, уткнувшись в унылую степь, вспоминал родные Грогары: до чего же волшебно искрится на неприступных вершинах снег, как чудесно блестят освещенные лунами реки…

Хотя и здесь, в степи, есть небольшие холмы – курганы – могилы древних царей…

Потом вместо цикады застрекотал пулемет: спокойной ночи не будет.

Читать... )
volynska: (velya)

начало

На Востоке я оказался впервые – приехал с инспекцией. Солнце здесь жаркое, а люди – коренастые, с грязными, натруженными руками. Улицы тоже грязные, а еще везде черная угольная пыль.

Проинспектировали быстро, составили новый график поставок – в общем, все прошло хорошо, и тут, в вечер перед отъездом, нам закатили банкет.

Пришлось угоститься. Полночи не знал, на каком я свете. В итоге проспал и опоздал на поезд.

Побежал к начальнику станции. Тот посмотрел на меня с сочувствием и первым делом предложил похмелиться. Разумеется, я отказался.

– Это вы зря, – заметил начальник. – Ну, как знаете. Бронепоезд ваш ушел два часа назад, так что вы его не догоните. Однако через час отправляется состав, с вашим угольком, между прочим…

– Товарняк? – нахмурился я.

Хотя глупо желать комфорта в моей ситуации!

– Ну, следующий поезд на Запад будет аж в субботу, – сообщил начальник, сверившись с расписанием.

Нет, три дня я здесь просто не выдержу:

– Хорошо. Товарняк так товарняк! Дайте мне сопроводительный документ или что там полагается.

– Какие документы? Я вас лично устрою, – любезно предложил начальник.

Читать... )
volynska: (velya)

Начало девятой главы

Воздух был холодный и свежий. Пронзительно пахло весной. Рассеянный пасмурный свет мягко ложился на тонкие, в черные крапинки, корявые стволики берез. Под ногами хрустнула полупрозрачная снежная корочка, из-под нее заструилась вода, а где-то вдалеке заливисто закричали птицы. Сонный лес уверенно сбрасывал зимнюю дрему, верткие ручейки буравили наст, а на опушке снега уже не было, и из черной земли пробивались первые нежные росточки.

Лес показался знакомым. Дмитрий был уверен, что видел его прежде, но во сне или наяву – вспомнить не мог. Словно нечеткие и давние воспоминания были кем-то заботливо завернуты в непрозрачную пленку, и заглянуть вовнутрь никак не получалось.

Похожие сновидения бывали и раньше: Дима часто посещал города, перевалы или побережье с удивительной и чудесной природой, и каждый раз ему казалось, что места эти не только знакомы, но и очень ему дороги.


Read more... )
volynska: (velya)

Еще один отрывок из романа «Сообщество». (Глава восьмая, фрагмент).

Осень окончательно вступила в права, затянув небо сизыми облаками, сырость мигом забралась под тонкую куртку, под ногами захлюпали лужицы, а когда Дима подходил к дому, снова начался дождь.

Закрывая тяжелую подъездную дверь, Дима с предвкушением подумал, что вот-вот окажется под теплым душем или в теплой ванне, но неожиданно налетел на препятствие в виде сидящего на ступеньках соседа Ивана, полностью перегородившего проход.

Вначале показалось, что тот напился и уснул в самом неподходящем месте, и Дима даже хотел аккуратненько перелезть через задремавшее тело, но поседевшая голова внезапно вздрогнула, и задумчивые, карие в звездочки глаза непривычно трезво посмотрели на торопящегося дизайнера.

– Дима? – прозвучал негромкий, но четкий голос соседа.

– Добрый вечер! – вежливо поздоровался молодой человек. – Можно пройти?

– Вначале ответь на вопрос, – потребовал дядя Ваня. – Ты веришь, что они существуют?

– Кто? – нахмурился Дима, опасаясь, что разговор может затянуться.

– П…п…п… – споткнувшись об непослушное слово, зашлепал губами сосед.

– Пигмеи? Почтальоны? Политики? – с нескрываемой иронией взялся перечислять Дима.

– Пришельцы! – наконец выговорил сосед.

– А вы сами как думаете? – вместо ответа растерянно произнес Дима.

– Я? Ну, агент Малдер утверждает, что существуют, а Татьяна Степановна, которая в гастрономе работает, что нет, а я – алкоголик. Кому верить, Дима, кому?

Read more... )

volynska: (velya)

Небольшой отрывок из романа «Сообщество». (Начало седьмой главы)

Когда желания не стыкуются с реальностью, нужно менять либо желания, либо саму реальность. Но капризный мир редко прогибается так, как необходимо, поэтому большинство вынуждено согласовывать свои нескромные желания с непреклонной действительностью, а иногда и вовсе от них отказываться. Дима никогда не желал невозможного, а все порывы его юной и скромной натуры неизменно подчинялись черствому житейскому прагматизму. Никто и никогда не мог упрекнуть его в том, что он живет неправильно и совершает необдуманные поступки.

Но теперь все изменилось, и, проснувшись воскресным утром, Дима посчитал неправильной всю свою прежнюю жизнь вплоть до вчерашнего вечера. Да и жизнь казалась совсем не его, а как будто прожитая за него другими людьми: родственниками, друзьями, знакомыми. Нужно было хорошо учиться, потому что так требовал строгий отец, и Дима прилежно делал уроки, когда соседские ребятишки с азартом играли в футбол. Нужно было получать высшее образование, и Дима послушно поступил в институт. Нужно было искать работу, и он устроился делать рекламу. Вся его жизнь состояла из множества «нужно», как и жизнь многих других людей, и это коварное слово перечеркивало нерешительное «хочу». Маленькие «хочу» постоянно откладывались на потом, словно жизнь была бесконечно долгой и нужно было просто дождаться того удивительного момента, когда наступит наконец возможность вытащить их на свет.

И все же Дима не впал в отчаянье и не посчитал себя последним неудачником, а обрадовался, что внезапно прозрел и глаза его, пусть с опозданием в четверть века, широко открылись. А ведь многие так и живут с закрытыми глазами, наивно полагая, что отчетливо видят мир, а на самом деле все это время смотрят в лицо своему страху. Страху быть самим собой, страху совершить поступок или сделать крошечный шаг навстречу своей мечте.

Read more... )
volynska: (velya)

Эта забавная и немного фантастическая история случилась со мной семь лет назад. Я только получила диплом и решила работать дизайнером. Так вот, на одном собеседовании, внимательно изучив мое портфолио (в двух таких красивых и толстых папочках), директор задал мне очень простой вопрос:

– Скажите, что именно Вы ожидаете от работы?

– Творческого роста, – не задумываясь ответила я. – И самого творчества, разумеется. Работа должна увлекать и вдохновлять…

И еще несколько длинных фраз в таком вот ключе.

– Да вы космонавт! – выслушав мою тираду, усмехнулся директор.

– В смысле? – нахмурилась я.

– В том, что вы мечтаете о небе и звездах, а нам нужно просто клепать рекламу.

Однако возвращаться с орбиты я не собиралась и, вежливо попрощавшись с директором рекламного агентства, пообещала своему внутреннему космонавту, что никогда его не предам.

Эта история получила неожиданное продолжение – в тот же день мне подарили маленького металлического космонавта (по всей видимости, от брелка для ключей), сделанного в шестидесятых. Совпадение или кто-то услышал мой внезапный зарок?

С тех пор этот маленький космонавт стоит на моем рабочем столе…

volynska: (velya)

Любовь к литературе возникла в раннем возрасте, а первое знакомство с произведениями многих замечательных авторов, в том числе и фантастов, состоялось благодаря удивительным пересказам моего отца – чудесного рассказчика. Эти пересказы до сих пор живут в моей памяти, но больше других мне помнится «Дверь в стене» Герберта Уэллса – я до сих пор считаю этот небольшой рассказ вершиной его литературного творчества.

Вместо сказок отец читал мне «Войну миров» и даже «Пикник на обочине», а когда я «освоила» буквы, в моем распоряжении оказалась огромная домашняя библиотека.

Но я по-прежнему очень любила вечерние чтения, и отец с удовольствием прочитал мне «Мастера и Маргариту». Это были удивительные вечера!

В десять я стала учиться в детской художественной школе, а сочинять фантастические истории начала где-то в двенадцать. Читала их школьным товарищам, друзьям по «художке» и, конечно же, родственникам. Да, еще печатала их на машинке! Так что рукописи ходили по рукам.

Через пару лет живописец во мне перевесил, и я решила продолжить художественное образование. Это вовсе не означало, что любовь к литературе прошла. В неполные пятнадцать я приняла решение, что вернусь к сочинительству после тридцати. Так и получилось.

volynska: (velya)

Привет! Я писатель-фантаст и художник. Живу в Киеве.

Френдполитика: всегда рада знакомству с творческими людьми и новым читателям. Взаимофренд не гарантирую. Не добавляю в друзья репостеров, блоги с политикой и т.п. (за редким исключением). Если хотите дружить, оставьте комментарий или напишите в личку.

Рассказы .

Sirin

Содержание журнала (навигация по тегам):

В разделе Интересные гипотезы собраны научные гипотезы и фантастические допущения. Например, здесь можно прочитать о теории нелинейного времени, параллельных мирах, кротовых норах, обществе плоской Земли или постчеловечестве.

Под тегом Космос собраны статьи о планетах и звёздах, космических полётах будущего, а также интересные гипотезы по теме.

Раздел Необычное в искусстве содержит рассказы о необычных произведениях искусства и их создателях.

Мои фотоработы и фотоэксперименты (например, пинхол-фотографии) смотрите в рубриках digital art  , художественная фотография и фото . В журнале опубликованы фотопроекты «Сталкер» , «Пир во время чумы» и др.

Под тегом От автора публикуются вопросы к читателям, размышления и наблюдения.

Есть и другие, не менее интересные разделы. К примеру, Сравнительная мифология , Технологии , Будущее .

P.S. Комментарии с бранными словами, рекламными ссылками и т.п. будут удаляться. Если хотите спросить что-то личное, пишите в личку.

P.P.S. Дорогие читатели! С августа 2014 года в журнале появились посты «под замком», доступные только жж-друзьям.

Profile

volynska: (Default)
Вероника Волынская

December 2016

S M T W T F S
    123
4 56 78910
11121314151617
181920 21222324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 12:37 pm
Powered by Dreamwidth Studios